НОВОЕ
на сайте

Казахстан и Китай Результаты китайской инициативы «Пояс и путь» в Казахстане за 10 лет

Результаты китайской инициативы «Пояс и путь» в Казахстане за 10 лет

04.10.2023
Истоки китайской инициативы
В этом году исполняется ровно 10 лет с тех пор, как лидер КНР Си Цзиньпин провозгласил инициативу «Пояс и путь» (ИПП) в столице Казахстана Астане.
Для начала необходимо определить историческую важность проекта в контексте китайской внешней политики в Центральной Азии. У выдвижения Си Цзиньпином инициативы были определенные региональные предпосылки.
Во-первых, это переход количества в качество — накопленное взаимодействие в торговле и инвестициях. Но это взаимодействие строилось в 1990-е годы хаотично, а после в 2000-е годы хотя наметилась структура китайской внешней политики в регионе, она по-прежнему была скорее синтезом интересов различных китайских компаний и государственных органов, чем четким стройным видением перспектив развития. Китай должен был систематизировать свое присутствие в Центральной Азии.
Во-вторых, ИПП стала ответом на изменившиеся реалии в регионе. Здесь стоит отметить, что инициатива не стала первой стратегией Китая в Центральной Азии. Фактически первым пробным шаром стало взаимодействие в рамках «Шанхайской пятерки», переросшее затем в ШОС, где Китай продвигал экономическую повестку. Однако такие действия «в лоб» не возымели успеха. Нужно было придумать другой способ проникновения в регион. И он был найден во взаимодействии на двусторонней основе.
Предложенная китайским руководством инициатива была ожидаема в Казахстане и других странах региона, поскольку китайская внешняя политика в регионе нуждалась в определенной концепции: какие цели, какими методами будут реализовываться Китаем в регионе, и какие задачи из этого вытекают.
Значение для Казахстана
Двустороннее взаимодействие Казахстана и Китая в рамках ИПП можно назвать одним из наиболее успешных. Основная причина – совпадение целей, которые ставило перед собой казахстанское и китайское руководство.
Казахстан является одним из важнейших звеньев китайской инициативы «Пояс и путь». Китайские инвестиции стали движущей силой развития региона, они все больше изменяют не только сам регион, но и его место в мировой экономике. Посредством вовлечения в экономическое сотрудничество с Китаем страны региона вовлекаются в мировые экономические процессы.
Итак, чего достиг Казахстан в рамках инициативы «Пояс и путь».
Диверсификация экспорта
Одной из важнейших задач для Казахстана являлась диверсификация казахстанской торговли, как по ассортименту казахстанского экспорта, так и по направлению этих товарных потоков.
За годы инициативы в торговле можно было наблюдать противоречивые тенденции. С одной стороны было ощутимое падение нашего экспорта в Китай в денежном выражении. На то была веская объективная причина – снижение цен на сырьевые товары, в первую очередь нефть и газ, которые являются основой казахстанского экспорта. Если в 2013 году мы экспортировали товаров на $14,3 млрд, то в 2023 году всего на $13,16 млрд. То есть пока экспорт в денежном выражении так и не восстановился.
Куда большее внимание стоит обратить на структуру казахстанского экспорта. За годы инициативы значительно выросла доля неэнергетических товаров. Здесь стоит выделить следующие сектора:
— Химпром: доля китайского рынка в поставках продукции органической химии выросла с 3% до 59%. Очевидно это результат запуска ряда совместных инвестиционных проектов в химической промышленности.
— Агропром: здесь важен сам факт появления продукции сельского хозяйства и пищевой промышленности на китайском рынке. Доля этого сектора в общем экспорте в Китай в 2023 году составила всего 4%, но в 2013 году этого экспорта не было вовсе. Доля китайского рынка в казахстанском экспорте выросла в масленичных культурах с 13% до 33%, в поставках масла с 0% до 57%, в кормах для животных с 3% до 39%, в поставках шерсти с 66% до 85%. Можно сказать казахстанские аграрии открыли для себя китайский рынок. Вероятно в будущем это будет играть значимую стабилизирующую социальную роль в сельской местности, давая сельским жителям столь необходимые доходы.
— Металлургия стала же настоящим спасательным кругом как для казахстанского экспорта непосредственно в Китай, так и для всего нашего экспорта в целом. Именно поставки металлов и руды в Китай поддержали просевший экспорт во время снижения цен и особенно в период пандемии. Доля Китая в казахстанском экспорте руды выросла с 44% до 69%, меди с 56% до 61%, доля в экспорте железа осталась почти неизменной (17%), снизилась доля в экспорте цинка (64-6%) и свинца (45-21%).
Очевидно, Казахстан смог воспользоваться строительным бумом в Китае. Экспорт продукции горно-металлургического комплекса страны рос в строгой корреляции (около 92%) к росту добавленной стоимости в строительном секторе Китая. Иными словами наши доходы от экспорта металлов были связаны с ростом масштабов строительства в Китае, для которого необходимы металлы. Здесь же возникает вопрос – готовы ли мы к охлаждению китайского строительного сектора, которое уже намечается?
В целом в сфере экспорта Казахстан смог частично решить две важнейшие задачи:
а) Отойти от модели экспорта нефти – через увеличение экспорта продукции агропрома, металлургии и продукции, произведенной на заводах, построенных на китайские инвестиции.
б) В последние годы Казахстан через Китай открывает себе доступ на крупнейший в мире рынок Азиатско-Тихоокеанского региона.
Усложнение экономики
Одновременно с принятием Китаем нацеленной на инвестиции в другие страны программы «Пояс и Путь», Казахстан стал проводить модернизацию своего инфраструктурного потенциала. В стране была принята национальная программа инфраструктурного строительства «Нурлы жол».
Эта программа предполагала модернизацию несырьевых секторов промышленности, что совпадало с желанием китайских компаний развивать свой бизнес за рубежом. Многие проекты в рамках этой программы изначально разрабатывались как совместные проекты с китайскими инвесторами.
Каковы результаты инвестирования?
Если смотреть на данные чистого притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Китая в Казахстан – мы увидим отрицательные числа. В течение длительного периода с 2015 по 2020 годы происходил чистый отток инвестиций. Однако необходимо понимать, что чистое сальдо инвестиций не совсем корректный показатель. В него входит также изъятие доходов от проектов, запущенных в прошлые годы (многочисленные нефтяные проекты 2000-х годов), а также сверхприбылей от продажи сырьевых ресурсов в периоды скачков цен на мировых рынках. Проблема вовсе не в оттоке капитала, а в том, что заработанное в Казахстане китайским компаниям просто негде вкладывать в казахстанской экономике.
Однако, также как и в торговле необходимо внимательнее посмотреть на структуру инвестиций. И здесь мы видим, что если в 2013 году Китай вообще не инвестировал в казахстанскую обрабатывающую промышленность, то в 2023 году Китай уже занимает третьем место среди иностранных инвесторов в нашу обрабатывающую отрасль, инвестировав 2,9 млрд долларов. Здесь правда стоит отметить, что большинство инвестиций Китая в казахстанскую промышленность приходятся не на непосредственное участие в капитале (500 млн долларов), а на долговые инструменты (2,4 млрд долларов). Это обнажает проблему инвестиционного климата в стране – китайские инвесторы предпочитают приходить в Казахстан не напрямую, а путем кредитования казахстанских или совместных компаний. Вероятно, львиная доля этих кредитов приходится на патронируемые Банком развития Казахстана проекты.
В целом, китайские инвестиции в казахстанскую экономику привели к следующим результатам:
а) Увеличение сектора экономики с высокой добавленной стоимостью. в казахстанской промышленности были созданы производства в обрабатывающей промышленности, направленные либо на внутренний рынок, либо на экспорт в Китай.
б) Развитие всех регионов страны. Передовые проекты развивают периферию, что важно в условиях центростремительной страны, где все капиталы скапливаются в двух столицах.
в) Развитие транспортной инфраструктуры. Это уже привело к улучшению сообщения между южным Казахстаном, Синьцзяном, Кыргызстаном и Узбекистаном, что положительно сказалось на торговле на среднюю дистанцию между этими регионам.
Будущее инициативы
Китайская инициатива «Пояс и путь» институализировала совместное экономическое сотрудничество, придав ему четкую направленность на развитие определенных отраслей: транзитной инфраструктуры и производства ориентированного на местный и китайский рынки.
Казахстан использовал интерес Китая к своей экономике в рамках ИПП для усиления собственной промышленной политики. Казахстанские власти использовали китайские инвестиции для модернизации промышленности, что увеличило в целом производительность казахстанской экономики. Также пользуясь крепкими политическими связями Казахстан смог открыть китайский рынок для своих компаний. Пока ситуация складывается благоприятная ситуация для дальнейшего роста экономического взаимодействия с Китаем.
Касательно будущего инициативы «Пояс и путь» — все в руках Китая. Через эту инициативу Китай, хотел он того или нет, стал основным архитектором устройства всего Евразийского континента. Однако при этом в рамках ИПП Китай закономерно исходил из своих национальных интересов. В тех случаях, когда национальные интересы Китая и интересы партнеров были комплементарны – ИПП ждал успех. Так было в Казахстане. Однако теперь перед Китаем стоит задача согласовывания инициативы с уже новыми интересами стран постсоветского пространства – в частности курсом на реиндустриализацию. И здесь концепция ИПП нуждается в переосмыслении. Она должна стать универсальной, а не применимой только в условиях совпадения национальных интересов Китая и участвующих стран. Инициатива была исключительно полезной для достижения Китаем статуса лидера. Но для сохранения своего статуса лидеру необходимо искать компромиссы между своими интересами, и политикой стран-участниц инициативы. От того, как Китай решит эту дилемму будет зависеть будущее инициативы «Пояс и путь».
А.Бугаенко специально для Центра по изучению Китая

Фотография с https://www.dknews.kz/ru/shelkovyy-put/288182-iniciativa-odin-poyas-odin-put-na-blago-narodov