НОВОЕ
на сайте

Главная Пояс и Путь Часть III: «Размышления об участии Казахстана в инициативе «Пояс и Путь» в условиях международной турбулентности»

Часть III: «Размышления об участии Казахстана в инициативе «Пояс и Путь» в условиях международной турбулентности»

26.06.2023
Судя по всему Китай интересовало сохранение status quo в отношениях с
Казахстаном, где местная власть должна была гарантировать долгосрочную
внутриполитическую стабильность, являющуюся условием конструктивного и
долгосрочного сотрудничества Казахстана и Китая. И это было поставлено под
удар, учитывая то, что и досрочные президентские выборы, и пролонгация
пребывания Токаева на президентском посту в рамках семи лет, а также
проведение своеобразного «электорального марафона», преследовавшего цель
обновление «политического класса» страны, в первую очередь было вызвано
опасениями, что к 2024 году ситуация может выйти из-под контроля как по
причине ухудшения социально-экономической обстановки в стране, так и в
результате попыток политического реванша со стороны альтернативных
действующей власти, политических сил.
Учитывая то, что за последние 15 лет, по официальным данным, Китай
инвестировал в экономику Казахстана почти $29 млрд, в основном в
нефтегазовую отрасль, а также были введены в эксплуатацию 18 казахстанско-
китайских проектов на $4,3 млрд, понятно, что для Пекина политическая
стабильность в Казахстане имеет прямую связь с инвестиционными рисками.
Во-вторых, как было отмечено, визит Си Цзиньпина в Казахстан
происходил уже после начала войны в Украине, которая не только увеличила
количество дополнительных политических и экономических рисков, но также
серьезным образом и надолго переформатирует геополитическую и
геоэкономическую архитектонику на всём постсоветском пространстве. Судя по
всему затягивающаяся надолго, война в Украине, и все более плотная изоляция
России от мировых рынков, приведут к ее значительному ослаблению и,
соответственно, исчерпанию потенциала силы РФ, экономические проекты с ее
участием. Думается, это коснется не только проектов, инициированных самой
Россией, например Евразийского Экономического Союза или ОДКБ, но и таких
незападных конструкций, как «Пояс и путь» и даже ШОС. Потенциальным
«театром» переформатирования влияния является Центральная Азия, в которой
достаточно хрупко балансируют интересы России, Запада и Китая.
На этом фоне значимость не только Казахстана, но и других стран
Центральной Азии для Китая еще больше увеличилась с учетом того, что
Пекину необходимо активно искать альтернативные транспортно-
логистические маршруты в обход России. Китай уже запустил тестовый
железнодорожный маршрут в Германию через Казахстан, Азербайджан,
Румынию, Венгрию, Словакию и Чехию. Поэтому неудивительно, что в
опубликованной перед поездкой в Казахстан статье Си Цзиньпина (напомню,
что 13 сентября 2022 года, накануне государственного визита Председателя
КНР Си Цзиньпина в Республику Казахстан по приглашению Президента
Касым-Жомарта Токаева, в газете «Казахстанская правда» вышла статья
китайского лидера под названием «Продолжить традицию китайско-
казахстанских отношений и открыть новые возможности» — прим. авт.), акцент
был сделан на «укрепление инфраструктурной взаимосвязанности», на
формирование «многовекторной» инфраструктурной сети. В ней было заявлено
о том, что в настоящее время Китай и Казахстан «активно работают над
созданием высокоэффективной и удобной мультимодальной транспортной
артерии на пространстве Евразии… когда проходящие транзитом через
территорию Казахстана грузовые поезда Китай – Европа способствуют
диверсификации маршрутов доставки и играют значимую роль в обеспечении
бесперебойности глобальных цепочек поставок и производств». И понятно, что
одним из главных приоритетов для Китая будет Транскаспийский транспортный
международный маршрут. Хотя, кроме транзита через территорию Казахстана,
Китай также ищет дополнительные транзитные маршруты в Центральной Азии.
В том числе рассчитывая на начало реализации проекта строительства железной
дороги Китай — Кыргызстан – Узбекистан, которая долгое время находилась в
подвешенном состоянии. Как известно, после начала войны в Украине этот
проект приобрел новую динамику. Тем более что в декабре 2019 года
руководители железных дорог Азербайджана, Грузии, Кыргызстана,
Туркменистана и Узбекистана договорились о запуске еще в 2020 году
транзитных поездов в Закавказье как части международного маршрута Китай –
Кыргызстан – Узбекистан – Туркменистан – Азербайджан – Грузия – Европа.
Третьим мотивом динамизации «Пояса и пути» является угроза
«сырьевого голода», которая была одной из причин, по которым Пекин еще в
1999 году провозгласил политику «выхода за рубеж». В той же программе
развития энергетики на среднесрочную и долгосрочную перспективу
(2004–2020 годы), которая была принята Государственным советом КНР, к
ключевым пунктам этой стратегии относились: поиск новых месторождений
нефти как внутри страны, так и за рубежом, увеличение стратегического запаса
нефти в связи с непредсказуемостью мирового нефтяного рынка, а также
обеспечение безопасности транспортировки нефти по суше и по морю. По
прогнозам Вritish Рetroleum, в 2035 году крупнейшим в мире потребителем
нефти станет Китай. В этой связи Казахстан стал рассматриваться как удобный
партнер, через территорию которого мог осуществляться не только транзит
энергоресурсов в Китай из других стран, но республика сама претендовала на
роль прямого поставщика нефти и газа на китайский рынок. Именно поэтому
Китай долгое время осуществлял активную политику диверсификации
источников получения энергоресурсов. С этим было связано расширение
деятельности китайских компаний (прежде всего CNPC, CNOOC и Sinopec) за
рубежом, в том числе и в Казахстане. В этой связи можно предположить, что в
ближайшие годы у Китая всё еще будет сохраняться интерес к расширению
доступа к нефтегазовым месторождениям, в том числе Казахстана, при
параллельном сокращении присутствия на старых месторождениях, которые
прошли пик своей добычи.
По официальным данным , товарооборот Казахстана с КНР за семь
месяцев прошлого года составил $13,5 млрд. При этом основной рост пришелся
как раз за счет увеличения экспорта топливно-энергетических ресурсов из
Казахстана в Китай. После начала войны в Украине Казахстан также
рассчитывает увеличивать экспорт нефти в Китай в рамках диверсификации
своих нефтегазовых маршрутов. Особенно после того, как рейтинговое
агентство S&P Global Ratings пересмотрело прогноз по суверенным кредитным
рейтингам Республики Казахстан со «Стабильного» на «Негативный» в том
числе по причине того, что Казахстан остается уязвимым в отношении
возможных «политических причин» перебоев в работе Каспийского
трубопроводного консорциума (КТК) с участием России.

А. Амребаев. Специально для Центра по изучению Китая