НЕ СОВСЕМ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ, ИЛИ ФАКТОР COVID-19 В МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ТОРГОВЛЕ

НЕ СОВСЕМ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ,  ИЛИ ФАКТОР COVID-19 В МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ТОРГОВЛЕ 28.03.2021

В информационном пространстве с июня 2020 года большое внимание уделяется острому вопросу транспортных заторов на границе Казахстана и Китая.
Действительно, с прошлого года на казахстанско-китайской границе скопилось большое количество авто и ж/д транспорта с грузами, которые очень медленно продвигаются до мест доставки в КНР.
И, естественно, что эта ситуация привлекает повышенный интерес СМИ и не только. При этом очень часто прослеживается некорректное понимание сути и причин возникшей ситуации.

Так, уже несколько месяцев много пишут о том, что якобы «министр МИИР Б.Атамкулов не выполняет свою работу с Минтранспорта КНР» (например, https://t.me/Uzynqulaq/1142), или то, что «МИД страны и его глава М.Тлеуберди не дорабатывает с китайскими партнерами».
Например, об этом свидетельствуют такие заявления как «…мы просили посла Казахстана в КНР и МИД РК посодействовать в решении вопроса либо дать нам документ с указанием точных дат по запрету со стороны КНР, чтобы предприниматели могли апеллировать бумагой в общении с партнерами и не получали штрафы. Но официальных документов к нам не поступало…» (https://inbusiness.kz/.../put-na-kitaj-poltora-mesyaca...).
В целом много разных домыслов, конспирологии и не аргументированных версий до сих пор циркулируют в СМИ, социальных сетях и телеграм-каналах. Одна из таких свежих версий - https://t.me/gbazhkenova/1705, в котором говорится, что «Китайцы за что-то наказывают Казахстан, точнее, жёстко реагируют на какие-то действия. Какие? Уважаемые эксперты-китаисты боятся говорить.»).

На самом деле вопрос здесь один – где критическое мышление?

Для начала, например, почему никто не поднимает вопрос о том, что регулятором экспортных операций по своему функционалу является Министерство торговли и интеграции РК, которое и должно по идее отрабатывать взаимодействие поставок через казахстанско-китайскую границу.

В положении МТИ говорится, что оно является «госорганом РК, осуществляющим формирование и реализацию государственной политики в области 1) развития и регулирования внешнеторговой деятельности, международных торгово-экономических отношений, в том числе регулирования международной экономической интеграции и др.». (https://www.gov.kz/memleket/entities/mti/about?lang=ru).
Ведь автомашины и поезда везут в КНР товары в рамках торговых сделок – значит решать вопрос в основном должно МТИ РК с Минкоммерации КНР. При чем здесь вообще МИИР с Б.Атамкуловым или МИД с М.Тлеуберди?

Но вопрос даже не в этом, а в реальной причине возникших карантинных ограничений на казахстанско-китайской границе.

Первое. Ограничения введены Китаем. При этом между Казахстаном и КНР нет никаких политических или экономических проблем, которые гипотетически могли бы стать причиной ввода ограничений на границе. Это ответ на разные домыслы и конспирологические версии о том, что якобы Пекин политизирует торговлю. Вот уже несколько лет КНР проводит импортное ЭКСПО в Шанхае, стимулируя импорт на свой рынок извне – в этом случае какой смысл Пекину ограничивать торговые потоки вдоль собственной же инициативы «Один пояс, один путь», в которой Казахстан играет особенную роль.

Второе. Ввод нынешних ограничений на казахстанско-китайской границе связан лишь только с потенциальным риском завоза вируса в Китай извне. Сегодня для Китая – вероятность начала новой эпидемии перевешивает все временные экономические издержки. Это в принципе понятно – для страны с населением в 1,4 млрд. человек такой быстро распространяющийся вирус, как COVID-19 – это стратегический риск с непредсказуемыми последствиями. Поэтому и меры по недопущению этого сценария – нестандартные.

Третье. В результате именно поэтому политику отношений с внешним миром и вопросы границ сейчас во многом определяет офис главного санитарного врача КНР и в частности, санитарные власти СУАР – приграничного региона, который выступает воротами для Китая в Евразию. В этой связи нынешний вопрос с транспортировкой грузов в Китай и заторы на границе наших стран не может и не должно решать ни МИИР, ни МИД или МТИ.
Торговлей в реальности управляет эпидемиологическая ситуация, которая за пределами КНР пока еще нестабильная (об этом уже также сообщали СМИ https://kursiv.kz/.../skoplenie-mashin-na-granice...). И решится этот вопрос сам по себе – со снижением пандемии коронавируса.

На чем основаны ограничительные меры и ввод жесткого карантина Китая?

Прежде всего, на уже фиксировавшихся фактах обнаружения вируса на упаковке замороженных продуктов (https://www.dw.com/.../zhivye-chasticy.../a-55313983). Вообще в Китае стали тестировать на коронавирус всю завозимую продукцию с июня 2020 года, после неожиданной локальной вспышки эпидемии в столице страны.
С августа прошлого года в СМИ периодически стали появляться сообщения о фактах зараженной продукции, завозимой из зарубежных стран (https://www.vesti.ru/article/2441718), а в январе-феврале 2021 года новостные ленты вновь сообщили о выявлении возбудителей COVID-19 на импортируемой продукции (https://www.rbc.ru/rbcfreenews/601ae1b49a7947c3d8cf37cc).
Об этом также сообщали и отечественные СМИ https://tengrinews.kz/.../koronavirus-obnarujili-na.../).
В целом, сегодня карантин и санитарная безопасность оказывают прямое влияние на торговые отношения с КНР (https://www.reuters.com/.../chinas-irritated-trade...&).

При этом, объективно, от жестких карантинных ограничений на границах страдает и сам Китай, т.к. на китайской стороне также скапливаются транспортные средства и поезда с груженными вагонами. Об этом сообщают профильные информационные ресурсы, занимающиеся транспортной отраслью.

Так, в связи с введением КНР строгих мер эпидемиологического контроля на пограничных переходах Достык-Алашанькоу и Алтынколь-Хоргос сейчас скопилось до 7 000 груженых вагонов на казахстанской стороне (ранее было около 16 000) и до 6 000 - на китайской стороне (https://index1520.com/.../dogovorennosti-dostignutye.../).
В этой связи, Минтранспорта КНР также находится в некомфортном положении ввиду вынужденных транспортных ограничений на границах. Страдают и китайские заказчики, которые ждут исполнения контрактных обязательств и свои товары, застрявшие на границе.

Кроме того, у этого вопроса есть и другое измерение.

Судя по сообщениям в СМИ, в основном следы вируса COVID-19 обнаруживаются на упаковках продуктов питания. А для очень густонаселенной КНР импорт продовольствия является весьма важным вопросом, ведь миллиардное население нуждается в бесперебойных и ритмичных поставках еды.
Например, по данным Euromonitor, китайский продовольственный рынок оценивается в 1 триллион долларов, сегодня Китай занимает первое место в мире по объему рынка розничной торговли едой. К 2024 году, по прогнозам, китайский рынок продовольствия составит порядка 1,8 триллиона долларов. То есть КНР заинтересована покупать еще больше, а не ограничивать торговлю.

В этой связи, для Китая не имеет никакого практического смысла политизировать торговые отношения с зарубежными странами. Тем более, что с прошлого года Председатель Си Цзиньпин заявил о развитии новой экономической модели в КНР, получившей название «двойной циркуляции» (внутренняя экономика является опорой, а внутренняя и международная экономики дополняют друг друга). В реализации этой модели – важную роль играет торговля.

Также как и казахстанским профильным госорганам нет смысла затягивать с решением вопроса с заторами на границах.
Тем более, что соответствующие межправительственные консультации с КНР ведутся регулярно (июль 2020 года https://liter.kz/64892-2/, декабрь 2020 года https://informburo.kz/.../kazahstan-vedyot-peregovory-s...). И здесь Китай всегда идет на встречу Казахстану – летом прошлого года в целях оценки всей сложности ситуации замминистра коммерции КНР Юй Цзяньхуа лично посетил казахстанско-китайскую границу.

В целом, по сообщениям, с марта т.г. пропускная ситуация на границе РК и КНР постепенно улучшается (https://kapital.kz/.../kak-reshayet-sya-situatsiya-s...). Кроме того, в первом полугодии откроются еще два пункта пропуска на границе с КНР откроют для грузоперевозчиков (https://informburo.kz/.../eshhyo-dva-punkta-propuska-na...).
Но видимо не все, кто увлекается данной тематикой – осведомлены об этом. На этом фоне какие-либо домыслы в СМИ или версии в телеграм-каналах относительно якобы недоработки наших МИИР, МИД или МТИ являются или незнанием реальной ситуации, или, по сути, намеренным информационным вбросом (теперь вопрос в том, кому это выгодно?).

Центр по изучению Китая,
г.Нур-Султан, 2021 год


Возврат к списку