Геополитическая зависть или свидетельство успеха современного Шелкового Пути?

Геополитическая зависть или свидетельство успеха современного Шелкового Пути? 12.04.2019

Отношения Казахстана и Китая вот уже несколько лет находятся в фокусе международного внимания. И заинтересованность мирового сообщества к этой тематике только усиливается. Этому имеется множество разных объяснений – от успешности двустороннего сотрудничества по строительству современного Шелкового пути до растущей роли КНР в международных делах, при которой все ее соседи также привлекают к себе значительный интерес.  

И Казахстан, который в силу комплекса геоэкономических факторов является ключевым звеном в реализации амбициозной инициативы «Один пояс, один пояс», особенно выделяется среди более сотни участников.

Однако наряду с объективными исследования и аргументированным анализом сотрудничества РК и КНР, вот уже более года отмечаются хорошо проработанные идеологические вбросы. Центр по изучению Китая ведет пристальный мониторинг информационного пространства на предмет выявления источников таких политических атак на Казахстан и изучения реального замысла авторов информационной войны против казахстанско-китайских отношений. Вообще аналитические выкладки по этой теме имеют, по понятным причинам, закрытый характер.

Но недавний «курьез», как его успели назвать некоторые участники новой волны атак на Казахстан на китайском направлении, вновь подтверждает иностранное происхождение негативных политических месседжей. Атаки реализуются посредством зарубежной желтой прессы, чьи публикации с намеренно резонансными заголовками и искаженными фактами ориентированы на маргинальные социальные группы в нашей стране. Местные псевдо-национал-патриоты (в условиях отсутствия собственной какой-либо консолидирующей их идеи) резко и без раздумья реагируют на любое упоминание Китая и пытаются мобилизовать народ против сотрудничества с ним (при этом адекватной альтернативы ими не предлагается).

В основе такой эмоциональной реакции - стереотипная архаичная синофобия, имеющая в себе давно устаревшие исторические установки, но которые энергично подпитываются отдельными крупными державами (аналогичная ситуация просматривается и в некоторых других странах Центральной Азии). Понятно, что в основе такой адресной подпитки лежат конкретные геополитические интересы в конкуренции с КНР. А Казахстан в этом случае выступает лишь выгодной мишенью – удар приходится по нашим интересам, но с прицелом на Китай. Но при непродуманной и эмоциональной реакции нашего общества – ущерб для казахстанских интересов может быть непредсказуемым.

Так вот в этом году обозначилось очередное обострение этой тематики, которое подтверждает наблюдения наших аналитиков и выявленные в этой сфере закономерности, но и вскрывает свои некоторые особенности.

Первое. Обращает на себя внимание завидная систематичность информационных диверсий, связанных с казахстанско-китайской темой.

Так, в последние годы как правило, сразу после успешных переговоров Казахстана и Китая на высшем уровне СМИ отдельных государств-партнеров находят возможность, как они наивно полагают, добавить немалую «ложку дегтя» в двусторонние отношения двух крупнейших стран Евразии. Обычно, после продуктивных встреч РК и КНР на высшем уровне – зарубежная пресса начинает будировать вопрос о якобы проблемах этнических казахов в СУАР.

Этот вопрос быстро (без разумной проверки и адекватного анализа) подхватывается местными журналистами, блогерами псевдо-национал-патриотического толка и растекается по социальным сетям, плодя синофобию и ненависть к восточному соседу. Такая кризисная ситуация наблюдалась к примеру, в середине июня 2018 года.

Благо, что руководство Казахстана всегда занимает конструктивную позицию и опирается на реальные факты при принятии решений. Тогда, грозившая непредсказуемыми проблемами ситуация была оперативно взята под контроль казахстанских властей и нейтрализована. Однако, вопрос синофобии тихо тлеет в социальных сетях и подогревается извне, что показывают и события текущего года.

Недавнее обострение как видится, обусловлено рядом событий, которые думается, важно рассматривать как единую логическую цепочку.

Так, 20 марта т.г. Первый Президент РК Н.А.Назарбаев встретился с послом КНР в РК Чжан Сяо. В ходе встречи собеседники отметили важность дальнейшего укрепления добрососедских отношений и развития взаимовыгодного сотрудничества между Казахстаном и КНР. Тогда китайский дипломат передал нашему Елбасы приглашение Председателя КНР Си Цзиньпина принять участие во 2-м Форуме международного сотрудничества «Один пояс, один путь», который состоится в апреле т.г. в Пекине. А буквально недавно и Президент Республики Казахстан К-Ж. Токаев также провел встречу с послом КНР в РК Чжан Сяо, по итогам которой Глава государства (будучи прекрасным специалистом по Китаю) отметил поступательный характер развития казахстанско-китайских отношений и выразил уверенность в их дальнейшем укреплении на благо народов двух стран.

Видимо кто-то очень и очень не заинтересованный в дальнейшем укреплении отношений Казахстана и Китая посчитал, что слишком много положительных месседжей от казахстанского руководства в сторону КНР. Поэтому очень быстро был найден и соответствующий повод для очередной спланированной информационной агрессии на этом направлении.

Второе. В нынешнем году источником ажиотажа стало российское информационное поле, но неожиданно ли?

Поводом для очередного обострения китайской тематики стал недавний успешный визит Министра иностранных дел РК Б.Атамкулова в Пекин. В результате ряд российских средств массовой информации (надо признать не государственных, но все же) – произвел сознательное искажение перевода коммюнике по итогам переговоров глав МИД РК и КНР в г.Пекине.
Из нескольких десятков вопросов на переговорной повестке (намеренно?) была избрана беспроигрышная тематика относительно мер Правительства КНР по дерадикализации ситуации и мерам безопасности в СУАР.

Вырвав из контекста официального документа отдельные фразы, российские журналисты умело связали все это с положением этнических казахов в приграничном автономном районе КНР. Тема, конечно, горячая – уже больше года очень активно подогревается западными СМИ и мозговыми центрами (например, буквально на днях схожая тема будет обсуждаться в Вашингтоне в стенах Института Центральной Азии и Кавказа при «добром содействии» известного Фр. Старра).

Смысл недавних публикаций в российской прессе сводился к тому, что якобы казахстанская сторона полностью поддерживает действия Правительства КНР в СУАР, в том числе и организацию лагерей для мусульманского населения. При этом последовательные дипломатические усилия Правительства РК по мирному урегулированию этого вопроса в отношениях с дружественным Китаем – почему-то в расчет не берутся (ну конечно, это ведь заказ!).

В пользу быстрого эффекта сфабрикованных публикаций сыграла ограниченность знаний китайского языка у читательской аудитории и ход на опережение. Тем самым российское информационное поле наполнилось непроверенными «жаренными» фактами и было без экспертизы очень быстро подхвачено и казахстанскими псевдо-патриотами. Агония фейсбук патриотов и агрессия радетелей за интересы казахского народа в социальных сетях были невероятными.

Вообще ранее российские СМИ лишь перепечатывали западные материалы с небольшим налетом якобы собственного мнения. Но в этом году ажиотаж вокруг казахстанско-китайских отношений был вызван российскими публикациями, без явных торчащих «ушей» Запада.

С другой стороны, объективности ради, Россия и сама попала в весьма неудобное положение с учетом того, что и Казахстан и Китай являются ее добрыми соседями и надежными партнерами (что особенно важно в условиях геополитического и санкционного давления на РФ). Портить отношения с такими соседями не в интересах РФ.

Тем самым, здесь, вероятно, может стоять вопрос и о намеренных попытках внести раскол в отношениях Москвы с Нур-Султаном и Пекином со стороны отдельных внутрироссийских сил (например, прозападных?). Или же очевидна попытка других внутрироссийских сил сыграть в некую заумную с интригой комбинацию с соседями. Это явно не удалось, а в реальности же получилась настоящая дипломатическая подстава для Кремля.
В любом случае этот неприятный для всех дипломатический кейс должен быть детально изучен в Москве – это, прежде всего, в российских интересах.

Третье. Отмечается настойчивость попыток «раскрутки казахского вопроса» в СУАР и его переноса на внутреннее поле Казахстана.

Задача неких иностранных стратегов здесь очень хороша понятна – если в казахстанско-китайских отношениях вдруг произошло бы любое охлаждение, тогда не придется говорить ни о каком успехе современного Шелкового пути. Как вторая глобальная экономика Китай в этом случае может потерпеть крупные экономические и имиджевыми потери. В чьих это интересах – наверное хорошо понятно для тех, кто знает специфику международного положения КНР.

Что касается Казахстана…

На самом деле, те мнимые патриотические силы, которые якобы выступают в защиту этнических казахов в Китае (почему-то вдруг выступающие от имени всего казахского народа, хотя кто их уполномочивал на это?) – в реальности больше вредят именно своей стране, а не Китаю. КНР – это крупный экономический партнер в сотрудничестве, с которым видится будущее
настоящей диверсификации казахстанской экономики.

Возвращаясь к очередной информационной атаке на Казахстан в этом году, важно отметить следующее. Необдуманные перепечатки казахстанскими изданиями непроверенных материалов из желтой прессы России – наносят вред прежде всего и только Казахстану. Ведь даже не зная настоящей повестки прошедшей встречи глав внешнеполитических ведомств – местные синофобы успели раскритиковать казахстанского министра.

Вообще в Пекине прошли достаточно успешные переговоры и казахстанская сторона нашла полное взаимопонимание с стороны руководства КНР. Таким образом, из т.н. лагерей идеологического перевоспитания (а не лагерей пыток, как их стремятся показать на Западе) на сегодня выведены абсолютно все этнические казахи. И это факт.

Это говорит о том, что на самом деле китайская сторона, по-соседски и по-дружески, с уважением отнеслась к беспокойству народа Казахстана о положении этнических казахов (хотя по большому счету, все они китайские граждане и ситуация в СУАР это сугубо внутреннее дело Китая). Но Китай с пониманием подошел к этому вопросу и, именно благодаря доброй воле китайского руководства, сегодня эта тема полностью снята с двусторонней повестки.

И все это реальные результаты работы МИД РК по защите интересов казахского народа и отражение заботы о его представителях, по воле Судьбы давно проживающих за рубежом. Этот конкретный итог нивелирует любую критику в этом вопросе и демонстрирует очень важную символическую победу казахстанского форин офиса и его зрелость в цивилизованном отстаивании национальных интересов в отношениях с партнерами.

Четвертое. Очевидно, что Казахстану пытаются навязать деструктивный геополитический сценарий.

Если быть объективным, давайте зададимся вопросом – чьи на самом деле интересы преследуют т.н. казахстанские патриоты (будирующие казахский вопрос в СУАР) и чьи геополитические сценарии они исполняют? Кто заинтересован в том, чтобы Казахстан и Китай свернули сотрудничество и в результате мегапроект XXI века по строительству Шелкового пути провалился? Кому будет выгодно, если Казахстан потеряет возможность на диверсификацию своей экономики через развитие экспортоориентированных производств, продукция которых может быть перенаправлена через активно развивающиеся транспортные коридоры Евразии? Кому выгодно, чтобы Казахстан потерял своей морской терминал в китайском порт Ляньюньган? Кому выгоден спад к экономике Китая и провал его главной идеологической концепции пояса и пути?

Ответы на эти вопросы быстро вскроют авторов подобных навязываемых сценариев, а также их мотив – или это просто геополитическая зависть, или проявление жесткой глобальной конкуренции, в которую вступил Китай, став второй экономикой мира?

Если убрать всю лирику, то экономическое сотрудничество Казахстана с КНР приносит свои вполне реальные плоды – поэтому действительно есть чему завидовать. Казахстанско-китайские отношения динамично развиваются в рамках стратегического партнерства. При этом наша страна очень прагматично использует возможности от сотрудничества с одной из крупнейших мировых экономик. И за эти годы были достигнуты крупные результаты стратегического характера.

Китай открыл для Казахстана морской порт Ляньюньган – открыв для Страны Великой степи Тихий океан, сняв континентальную изоляцию нашей страны и предоставив возможности для выхода на новые экспортные рынки (к РК уже присматриваются Япония и Южная Корея, которые теперь имеют возможности для прямой торговли с нами, с 2017 года наши экспортеры поставляют зерно во Вьетнам и др.).
Благодаря китайской инициативе «Один пояс, один путь» (озвученной в Астане) к Казахстану стали присматриваться европейские страны (основные реципиенты грузовых потоков пояса и пути), к которым наша страна долгое время стремится и сейчас может расширить сотрудничество. Через нашу страну товары из КНР получают более 25 городов Европы. И это только начало. Казахстан реально становится евразийским хабом и реализует свою геоэкономическую миссию.

Благодаря новым транзитным коридорам из Китая по всей Евразии - транспортный сектор Казахстана впервые выходит в плюс и в 2017 году заработал 3 млрд долларов (из которых 1,3 млрд долларов это чистый эффект китайского товаропотока). По прогнозам, к 2020 году доход Казахстана увеличится до 5 млрд. долларов. А это рабочие места для казахстанских граждан. Китай содействует промышленному развитию Казахстана – 55 совместных индустриальных проектов усиливают казахстанские производственные возможности и содействует диверсификации экономики (долгожданный уход от сырьевой зависимости).

Китай по-соседски открывает свой продовольственный рынок для Казахстана: наконец казахстанское сельское хозяйство получает возможности для роста, т.к. появился стабильный крупный рынок сбыта. Это новые возможности для развития казахстанского села. И многое другое. И это не какая-нибудь фикция, и не игра со статистикой – это все реальные достижения, достигнутые в кооперации с КНР.
С другой стороны, такие курьезы (или нужно говорить прямо – политические диверсии) доказывают, что Казахстан и Китай действительно успешные стратегические партнеры и сотрудничество двух стран на самом деле создает новую геоэкономическую реальность в Евразии. И, естественно, такой прагматичный взаимодополняющий подход двух крупных евразийских государств не может нравится всем. Это вполне нормальный процесс.

Но, думается, что такие идеологические битвы, на самом деле, не приносят задуманного их авторами результата. Напротив, казахстанская и китайская стороны закаляются в таких кризисах и еще больше сближаются в партнерском диалоге. Мощь, которую набирает современный Шелковый путь, уже невозможно остановить никакими геополитическими сценариями. Почему? Потому что в основе кооперации пояса и пути – лежат взаимное уважение, бизнес-прагматика и стремление к процветанию, а не стратегия мнимого доминирования.

Автор: Александр Карташенко
Центр по изучению Китая 中国研究中心
г. Нур-Султан (Астана), Казахстан


Возврат к списку